Arms
 
развернуть
 
185910, г. Петрозаводск, ул. Красная, д. 33
Тел.: (814-2) 79-03-50, 79-03-45 (ф.)
petrozavodsky.kar@sudrf.ru
показать на карте
185910, г. Петрозаводск, ул. Красная, д. 33Тел.: (814-2) 79-03-50, 79-03-45 (ф.)petrozavodsky.kar@sudrf.ru
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ


Официальный интернет-портал правовой информации

 
 

 
 
 


Электронная почта суда:

Приемная суда:


Приемная исков (ГПК РФ, КАС РФ):
 
в приемной суда, 1 этаж

понедельник - четверг с 09:00 до 12:30


Прием посетителей, обращений и документов по делам:

Экспедиция
в приемной суда, 1 этаж
Тел. (814 2) 790-350, тел./ факс (814 2) 790-345

понедельник - пятница с 09:00 до 16:00,
перерыв с 12:30 до 13:30


Прием жалоб на судебные акты по уголовным делам (УПК РФ):

Канцелярия по уголовным делам

кабинет 115, 1 этаж
Тел. (814 2) 790-346

понедельник - пятница с 09:00 до 16:00,
перерыв с 12:30 до 13:30


Прием жалоб на судебные акты по гражданским  делам (ГПК РФ):

Канцелярия по гражданским делам

кабинет 104, 1 этаж
Тел. (814 2) 790-347

Режим работы:
понедельник - пятница с 09:00 до 16:00,
перерыв: с 12:30 до 13:30


Прием жалоб на судебные акты по административным делам (КАС РФ, КоАП РФ):

Канцелярия по административным делам

кабинет 100, 1 этаж
Тел.(8142) 790-349

понедельник - пятница с 09:00 до 16:00,
перерыв с 12:30 до 13:30


Выдача запрошенных документов, предоставление устной информации о деятельности суда:

Справочная суда

1 этаж



Режим работы суда:

понедельник – четверг 09:00 – 17:15

пятница 08:30 – 16:30

перерыв 12:30 – 13:30 




ДОКУМЕНТЫ СУДА
Бюллетень судебной практики № 1(16) 2007
    

В НОМЕРЕ:

 

 

1.

Указатель судебной практики

 

стр.2-3

2.

Судебная практика по гражданским делам

 

стр.4-25

 

Кассационная практика

стр.4-16

 

Надзорная практика

стр.17-25

3.

Судебная практика по уголовным делам

 

стр.26-38

 

Вопросы квалификации

стр.26-30

 

Вопросы назначения наказания

стр.31-35

 

Процессуальные вопросы

стр.35-38

 

 

УКАЗАТЕЛЬ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

 

По гражданским делам

 

Кассационная практика

1.

Лицо не может быть выселено из жилого помещения в соответствии с ч.4 ст.31 Жилищного кодекса РФ, если на момент приватизации  жилого помещения оно имело с истцом равные права по пользованию жилым помещением.

стр.4

2.

Решение суда о взыскании среднего заработка за время обучения отменено ввиду неправильного применения норм материального права.

стр.5

3.

Решение суда об отказе в иске о восстановлении на работе отменено ввиду неправильного применения норм материального права.

стр.6

4.

Стаж работы в качестве заместителя заведующего дошкольных образовательных учреждений включается в стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии в соответствии с пп.10 п.1 ст.28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», только за период до 1 ноября 1999 года.

стр.8

5.

Требование о признании сделки недействительной может быть удовлетворено только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных обстоятельствах.

стр.10

6.

Суд обоснованно отказал в иске о признании утратившим право пользования жилым помещением.

стр.11

7.

В случае, если лицо на момент действия нового правового регулирования приобрело право в соответствии с действующим  законодательством, то новый правовой акт, ухудшающий его положение, не подлежит применению.

стр.12

8.

Решение суда отменено ввиду неподведомственности  суду общей юрисдикции.

стр.14

9.

В период действия гарантийного срока за недостатки товара отвечает продавец, если не докажет, что они возникли по вине потребителя.

стр.15

Надзорная практика

1.

Вывод суда первой инстанции о том, что договор приватизации жилого помещения заключен в соответствии с действующим законодательством, основан на неправильном применении норм материального права.

стр.17

2.

В соответствии с нормами Трудового кодекса РФ (ст.ст.126, 127 ТК РФ) замена неиспользованного отпуска денежной компенсацией производится только в случае прекращения трудовых отношений с работником, либо по соглашению сторон.

стр.19

3.

В случае отказа в передаче собственнику вещественных доказательств по уголовному делу данный вопрос должен разрешаться в порядке уголовного судопроизводства.

стр.20

4.

Договор социального найма может быть расторгнут только в случае, если наниматель или член его семьи выехали на иное постоянное место жительства и тем самым добровольно отказались от своих прав и обязанностей (ч.3 ст.83 ЖК РФ).

стр.21

5.

Решение суда апелляционной инстанции отменено в связи с неправильным применением норм Закона РФ «О защите прав потребителей».

стр.22

6.

Вывод суда апелляционной инстанции о том, что совершение ДТП на платной автостоянке не является страховым случаем, не соответствует нормам Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

стр.24

 


По уголовным делам

 

Вопросы квалификации

1.

Действия осужденных, направленные на сокрытие следов совершенных ими преступных действий, не содержат признаков состава преступления, предусмотренного ст.316 УК РФ.

стр.26

2.

Суд не принял во внимание фактические обстоятельства дела и необоснованно сделал вывод о наличии в действиях осужденного такого элемента состава преступления, предусмотренного ст.117 УК РФ, как систематичность нанесения побоев, а также квалифицирующего признака истязания «с применением пытки».

стр.27

3.

Вывод суда о наличии в действиях осужденного продолжаемого преступления признан обоснованным.

стр.29

4.

Суд необоснованно признал наличие в одних и тех же действиях осужденного признаков двух составов преступлений.

стр.29

Вопросы назначения наказания

1.

При назначении наказания с применением ст.64 УК РФ без учета требований ч.2 ст.68 УК РФ, суд не принял во внимание положения ч.7 ст.316 УПК РФ.

стр.31

2.

Раздельная квалификация эпизодов незаконного сбыта наркотических средств, содержащих  признаки одной и той же  части статьи УК РФ и совершенных до внесения изменений  в УК РФ 08.12.2003 года, искусственно  создает совокупность преступлений и ухудшает положение осужденного.

стр.31

3.

Приговор по делу об убийстве изменен: смягчено наказание в виде лишения свободы, поскольку суд при назначении наказания не учел в качестве смягчающего обстоятельства противоправное поведение потерпевшего, явившееся поводом для преступления.

стр.32

4.

При назначении окончательного наказания по ч.3 ст.69 УК РФ следует учитывать положения главы 40 УПК РФ и требования ч.3 ст.66 УК РФ.

стр.33

5.

В соответствии с требованиями ч.2 ст.92 УК РФ несовершеннолетний осужденный может быть освобожден от наказания и помещен в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа до достижения им возраста 18 лет, но не более чем на 3 года.

стр.34

6.

При назначении наказания в соответствии со ст.70 УК РФ сложение условных наказаний законом не предусмотрено.

стр.34

Процессуальные вопросы

1.

Нарушения уголовно-процессуального законодательства, выразившиеся в нарушении права подсудимого на защиту, явились основанием для отмены приговора.

стр.35

2.

Ходатайство следователя об избрании в отношении подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу подлежит удовлетворению только при наличии согласия прокурора.

стр.36

3.

Решение суда о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон без согласия прокурора отменено в связи с нарушением уголовно-процессуального закона.

стр.37

4.

Для возбуждения уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.285 УК РФ, установление конкретного должностного лица, допустившего злоупотребление своими полномочиями, является обязательным.

стр.38

 


СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

за II полугодие 2006 года

 

1.  Лицо не может быть выселено из жилого помещения в соответствии с ч.4 ст.31 Жилищного кодекса РФ, если на момент приватизации  жилого помещения оно имело с истцом равные права по пользованию жилым помещением.

 

К. обратилась в суд с иском к бывшему мужу о выселении без предоставления другого жилого помещения, мотивируя свои требования тем, что в 1987 году истице, ее матери и несовершеннолетней дочери истицы была предоставлена двухкомнатная квартира в г.Питкяранта. В 1993 году истица зарегистрировала ответчика в спорную квартиру. 18.10.2002 года истица оформила спорную квартиру в собственность в порядке приватизации. Ответчик от участия в приватизации отказался. Истица просила выселить ответчика из указанной квартиры без предоставления другого жилого помещения, поскольку он в квартире длительное время не проживает, не является членом ее семьи. Истица намерена распорядиться своей собственностью.

Питкярантский городской суд отказал в удовлетворении иска.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Карелия не нашла оснований для отмены решения суда, указав следующее.

В соответствии с ч.4 ст.31 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. Если у бывшего   члена   семьи   собственника   жилого   помещения   отсутствуют   основания приобретения или осуществления  права пользования иным жилым помещением, а также, если имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жилым помещением, принадлежащим указанному собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи на определенный срок на основании решения суда.

В соответствии со   ст.19 Федерального закона  «О введении в действие Жилищного кодекса Российской   Федерации»   действие   положений   ч.4   ст.31   ЖК   РФ   не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в  момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

Как следует из материалов дела, ответчик с 1993 года зарегистрирован в спорной квартире. В 2002 году истица приватизировала спорную квартиру, что подтверждается договором безвозмездной передачи жилого помещения в собственность. На момент приватизации квартиры ответчик был зарегистрирован и проживал в квартире, но от участия в приватизации отказался, о чем свидетельствует его подпись в заявлении о передаче жилья в собственность. В настоящее время истица является единственным собственником спорной квартиры, полученной ею в собственность в порядке приватизации, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права.

При таких обстоятельствах суд обоснованно сделал вывод о том, что ответчик не может быть выселен из спорной квартиры в соответствии со ст.31 п.4 ЖК РФ, поскольку на момент приватизации  имел равные с истицей права по пользованию жилым помещением.

Решение суда основано на правильном применении норм материального права.

 

2.  Решение суда о взыскании среднего заработка за время обучения отменено ввиду неправильного применения норм материального права.

 

ООО «Кемский ЛДЗ» обратилось в суд с иском к Б. о взыскании суммы за обучение по тем основаниям, что ответчица после окончания высшего учебного заведения обязана была отработать в ООО «Кемский ЛДЗ» не менее четырех лет. По окончании учебного заведения ответчица отработала в ООО «Кемский ЛДЗ» с февраля по июнь 2006 года и уволилась 14.07.2006 года по собственному желанию. Истец просил взыскать с Б. затраты предприятия, произведенные на ее обучение, а именно: оплату услуг Беломорского филиала ПетрГУ и средний заработок за время обучения.

Кемский городской суд удовлетворил иск.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда в части, указав следующее.

 В соответствии со ст.249 ТК РФ работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем при направлении его на обучение за счет средств работодателя, в случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением об обучении работника за счет средств работодателя.

 В соответствии с ч.3 ст.198 ТК РФ ученический договор с работником организации является дополнительным к трудовому договору и регулируется трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового договора.

Как следует из материалов дела, 01.09.2002 года между Петрозаводским ГУ Министерства общего и профессионального образования РФ с одной стороны и ООО «Кемский ЛДЗ» с другой стороны и Б. был заключен договор, по которому ВУЗ обязуется осуществить полный цикл обучения студента по программам и учебному плану названной специальности, предприятие обязуется оплачивать стоимость обучения студента, предоставить студенту после завершения полного курса обучения в ВУЗе работу на предприятии в соответствии с полученной специальностью, студент обязуется: пройти в полном объеме курс обучения, оплачивать получаемые услуги, в случае не поступления оплаты от Предприятия, после окончания ВУЗа отработать на предприятии не менее 4 лет.

Между Б. и ООО «Кемский ЛДЗ» было заключено соглашение, которым предусмотрено, что предприятие направляет на учебу в Беломорский филиал ПГУ на заочное отделение по специальности юриспруденция Б. Предприятие обязуется перечислять ПГУ стоимость обучения Б., а Б. обязуется отработать на предприятии не менее 4 лет, выплатить Предприятию в случае отчисления из университета по неуважительной причине (академическая неуспеваемость, дисциплинарные нарушения, неуспеваемость, увольнение с работы по уважительным причинам или нарушение трудовой дисциплины) до срока отработки после окончания учебы суммы расходов предприятия на его подготовку.

После окончания ВУЗа Б. нарушила условия договора и 14.07.2006 года была уволена по собственному желанию.

При таких обстоятельствах суд обоснованно сделал вывод о том, что Б. обязана возместить работодателю расходы, связанные с ее обучением в ВУЗе.

Решение суда в части взыскания с Б. в пользу предприятия среднего заработка за время обучения суд кассационной инстанции отменил по следующим основаниям.

В соответствии со ст.173 Трудового кодекса РФ работникам, направленным на обучение работодателем в имеющие государственную аккредитацию образовательные учреждения высшего профессионального образования независимо от их организационно-правовых форм по заочной форме обучения, успешно обучающимся в этих учреждениях, работодатель предоставляет дополнительные отпуска с сохранением среднего заработка.

В соответствии с ч.1 ст.177 Трудового кодекса РФ гарантии и компенсации работникам, совмещающим работу с обучением, предоставляются при получении образования соответствующего уровня впервые.

Как следует из материалов дела, Б. получала первое высшее образование, что не оспаривалось истцом.

Таким образом, предприятие было обязано в силу трудового законодательства предоставлять Б. учебный дополнительный отпуск с сохранением среднего заработка.

В указанной части решение суда отменено и вынесено новое решение об отказе  в иске.

 

3. Решение суда об отказе в иске о восстановлении на работе отменено ввиду неправильного применения норм материального права.

 

Л. обратился в суд с иском к  ООО «Страховая компания «Наста» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что 29 ноября 2005 г. он был принят на работу в указанную организацию с испытательным сроком на 3 месяца, в период этого срока был ознакомлен с уведомлением работодателя об истечении срока испытания и расторжении с ним трудового договора по соглашению сторон в связи с недобросовестным выполнением трудовых обязанностей; 28 февраля 2005 г. он был уволен по соглашению сторон в соответствии со ст.78 Трудового кодекса РФ. Истец считает увольнение незаконным, так как согласие на увольнение по указанному основанию не давал.

Решением Петрозаводского городского суда в удовлетворении исковых требований отказано. Изменена формулировка увольнения Л. на увольнение по ч.1 ст.71 Трудового кодекса РФ в связи с неудовлетворительным результатом испытания.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РК отменила решение суда по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, Л. 29 ноября 2006 г. был принят на работу в ООО «Страховая компания «Наста» с испытательным сроком на три месяца. 3 февраля 2006 г. он был ознакомлен с уведомлением директора организации об истечении испытательного срока и расторжении с ним трудового договора в соответствии со ст.78 Трудового кодекса РФ. В последующем истец был ознакомлен с уведомлением директора об истечении испытательного срока и расторжении с ним трудового договора в соответствии со ст.78 Трудового кодекса РФ по причине недобросовестного выполнения должностных обязанностей и 28 февраля 2006 г. он был уволен по указанному основанию.

Суд, отказывая в удовлетворении исковых требований истцу и изменяя формулировку увольнения, исходил из того, что ответчиком соблюден порядок увольнения истца в связи с неудовлетворительным результатом испытания.

Однако с таким выводом суда согласиться нельзя.

В соответствии со ст.71 Трудового кодекса РФ при неудовлетворительном результате испытания работодатель имеет право до истечения срока испытания расторгнуть трудовой договор с работником, предупредив его об этом в письменной форме не позднее, чем за три дня с указанием причин, послуживших основанием для признания этого работника не выдержавшим испытание.

Из материалов дела видно, что работодатель 26 февраля 2005 г. уведомил истца об истечении испытательного срока и увольнении через два дня в связи с недобросовестным выполнением им должностных обязанностей в соответствии со ст.78 Трудового кодекса РФ. Между тем для увольнения по соглашению сторон (ст.78 Трудового кодекса РФ) необходимо взаимное волеизъявление сторон, то есть как работника так и работодателя.

Поскольку истец согласия на увольнение по соглашению сторон не давал, следовательно, у ответчика не имелось правовых оснований для увольнения истца по указанному основанию.

По мнению судебной коллегии, не имелось правовых оснований и для увольнения истца в связи с неудовлетворительными результатами испытания, поскольку указанное выше уведомление ответчика от 26 февраля 2006 г. не может рассматриваться как предусмотренное ст.71 Трудового кодекса РФ надлежащее предупреждение Л. об увольнении его как не выдержавшего испытание. При этом изменение формулировки увольнения истца по соглашению сторон на увольнение в связи с неудовлетворительным результатом испытания противоречит общепризнанному принципу недопустимости ухудшения судом положения лица, обратившего за судебной защитой.

При таких обстоятельствах решение суда отменено как постановленное с нарушением норм материального права.

 

4. Стаж работы в качестве заместителя заведующего дошкольных образовательных учреждений включается в стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии в соответствии с пп.10 п.1 ст.28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», только за период до 1 ноября 1999 года.

 

Х. обратилась в суд с иском к ГУ Управление Пенсионного фонда РФ в Беломорском районе о признании права на досрочную пенсию по тем основаниям, что она работала в муниципальном дошкольном образовательном учреждении  «Беломорский детский сад комбинированного вида «Солнышко», в начале воспитателем - 18 лет 5 месяцев, а с 1 сентября 1998 г. в качестве заместителя заведующей, имеет педагогический стаж работы 26 лет 4 месяца; однако пенсионный орган отказал ей в назначении досрочной трудовой пенсии по тем основаниям, что работа в должности заместителя заведующего дошкольного образовательного учреждения включается в педагогический стаж только за период до 1 ноября 1999 года. Истица с таким решением не согласна, просила включить в стаж работы, дающий право на досрочную трудовую пенсию по старости в связи с педагогической деятельностью период                     с 01.11.1999 г. по 01.04.2005 г., установить ее право на получение досрочной трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью.

Решением Беломорского районного суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Суд кассационной инстанции оставил решение суда без изменения, указав следующее.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом, Х. была назначена на должность воспитателя ясли-сада № 1 г. Беломорска 1 апреля  1980 г., в последующем с 1 сентября 1998 года она была переведена на должность заместителя заведующей по воспитательной и методической работе указанного дошкольного учреждения.

В соответствии с пп.10 п.1 ст.28 ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» трудовая пенсия назначается ранее достижения установленного возраста лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, независимо от их возраста.

Постановлением Правительства РФ от 29 октября 2002 г. № 781 утвержден Список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждения для детей, в соответствии с пп.10 п.1 ст.28 ФЗ  «О трудовых пенсиях в Российской федерации» и Правила исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии указанным лицам. В соответствии с пп.«в» пункта 8 указанных Правил работа в качестве заместителя заведующего дошкольных образовательных учреждений включается в стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии, только за период до 1 ноября 1999 г.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что в стаж работы истицы, дающей право на досрочное назначение пенсии в связи с осуществлением педагогической деятельности, подлежит включение период ее работы с 1 апреля 1980 г. по 1 ноября 1999  г.

Поскольку указанный период работы составляет менее 25-летнего стажа педагогической деятельности, суд правомерно отказал в удовлетворении иска о назначении досрочной пенсии.

Судебной коллегией не  приняты во внимание доводы истицы о том, что Постановление Правительства РФ № 781 от 29 октября 2002 г., исключившее  педагогическую деятельность в должности заместителя заведующей дошкольным учреждением, противоречит Конституции РФ; она работает заместителем заведующей детским садом с 1 сентября 1998 г. и после 1 ноября 1999 г. характер ее работы не изменился. В соответствии со ст.28 ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» списки соответствующих работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых назначается трудовая пенсия, правила исчисления периодов работы и назначения указанной пенсии утверждаются правительством Российской Федерации.

Таким образом, правительство Российской Федерации утвердило соответствующие списки и правила в пределах предоставленных законодателем полномочий. Кроме того, постановление Правительства РФ № 781 в части работы в должности заместителя заведующей дошкольным учреждением подтвердило то, что было установлено ранее Постановлением Правительства РФ от 22 сентября 1999 г. № 1067 «Об утверждении Списка должностей, работа в которых засчитывается в выслугу лет, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей», в силу которых работа в качестве заместителя заведующего детским дошкольным учреждением засчитывается в выслугу лет, дающую право на досрочную пенсию в связи с педагогической деятельностью, за период до        1 ноября 1999 г.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что   у истицы не возникло право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии с пп.10 п.1 ст.28 ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».

 

5. Требование о признании сделки недействительной может быть удовлетворено только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных обстоятельствах.

 

Т. обратилась в суд с иском к Т., ОАО АКБ «Связь-банк» о признании договора залога автомобиля недействительным по тем основаниям, что 29.04.05 г. между Петрозаводским филиалом ОАО АКБ «Связь-банк» и супругом истицы Т., ответчиком по делу, был заключен договор залога, предметом которого явилась автомашина «Фольксваген-Транспортер», зарегистрированная на имя ее супруга и являющаяся их совместной собственностью. О договоре залога она узнала только 4 мая 2006 г., когда получила требование банка о передаче заложенного имущества для последующей реализации. Однако она не давала согласие на этот залог. Ссылаясь на ст.ст.34, 39, п.3 ст.35 Семейного кодекса РФ и ст.160 ГК РФ, истица просила признать недействительным договор залога, заключенный между банком и ее супругом и применить последствия недействительности этой сделки.

Решением Петрозаводского городского суда исковые требования удовлетворены.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РК отменила решение суда, указав следующее.

Судом установлено, что истица Т. и ответчик Т. состоят в браке с      1968 г., в 2002 г. на имя ответчика приобретен автомобиль «Фольксваген-Транспортер». 29 апреля 2005 г. между ответчиком Т. и  ОАО АКБ «Связь-банк» заключен договор о залоге транспортного средства в обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору.

Удовлетворяя иск и признавая оспариваемый договор залога недействительным, суд исходил из того, что банк при заключении договора залога с Т., делая исключение из установленного им правила о получении письменного согласия супруга при совершении сделки по распоряжению имуществом, заведомо знал об отсутствии согласия истицы на заключение договора залога.

Однако с таким выводом суда согласиться нельзя.

В соответствии с п.2 ст.35 Семейного кодекса РФ при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в  случаях,   если доказано,   что другая сторона в  сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

Таким образом, в силу п.2 ст.35 и п.3 ст.253 ГК РФ требование о признании сделки недействительной может быть удовлетворено только в случае, если доказано, что другая сторона по  сделке знала или заведомо должна была знать об указанных обстоятельствах.

При этом бремя доказывания недобросовестности банка при заключении договора залога возлагается на истца.

Между тем, истица Т. такие доказательства в судебном заседании не представила и ничем не подтвердила, что банку было известно о  ее несогласии на заключение договора залога.

Вывод суда о том,  что банк, заключая договор залога и не истребовав у ответчика согласия на это его супруги, как сторона договора знал или заведомо должен был знать о ее несогласии на это, основан на неправильном толковании и применении норм материального права. Согласно п.3 ст.35 Семейного кодекса РФ нотариально удостоверенное согласие супруга требуется на совершение другим супругом сделки по распоряжению недвижимостью или сделки, требующей нотариального удостоверения. В данном случае в силу п.2 ст.339 ГК РФ договор залога транспортных средств не требует нотариального удостоверения, так как кредитный договор, в обеспечение исполнения которого был заключен договор залога, согласно п.2 ст.163 ГК РФ и ст.820 ГК РФ также не требует такого удостоверения. Таким образом, в данной ситуации действующее законодательство не возлагает на банк, как на залогодержателя, обязанность истребовать письменное согласие истицы.

Вместе с тем, в силу п.2 ст.35 Семейного кодекса РФ предполагалось, что ответчик Т., передавая транспортное средство в залог, действует с согласия своей супруги.

 При таких обстоятельствах решение суда отменено в связи с неправильным применением норм материального права и принято новое решение об отказе в иске.

 

6. Суд обоснованно отказал в иске о признании утратившим право пользования жилым помещением.

 

В. обратилась в суд  к В. с  иском о признании утратившим право пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета  по тем основаниям, что ее бывший муж В., ответчик по делу, выехал с места регистрации с жилого помещения в пос.Новая Вилга Прионежского района, где она проживает; ответчик длительное время в квартире не проживает, бремя коммунальных расходов не несет.

Прионежский районный  суд в удовлетворении иска отказал.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РК оставила решение суда без изменения, указав следующее.

Согласно ст.71 Жилищного кодекса РФ временное отсутствие нанимателя жилого помещения по договору социального найма, кого-либо из проживающих совместно с ним членов его семьи или всех этих граждан не влечет за собой изменение их прав и обязанностей по договору социального найма.

В соответствии с ч.3 ст.83 Жилищного кодекса РФ в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда.

Суд установил, что ответчик В. зарегистрирован в спорной квартире. В 2004 году ответчик выехал из данного жилого помещения в связи с семейными обстоятельствами. Истицей не представлены доказательства, что ответчик имеет другое постоянное место жительства и отказался от своих прав и обязанностей по спорной квартире.

При таких обстоятельствах суд обоснованно отказал в удовлетворении иска о признании ответчика утратившим право пользования спорным жилым помещением.

 

7. В случае, если лицо на момент действия нового правового регулирования приобрело право в соответствии с действующим  законодательством, то новый правовой акт, ухудшающий его положение, не подлежит применению.

 

Ц. обратился в суд к Федеральной службе ветеринарного и фитосанитарного надзора по РК с иском о взыскании надбавки к заработной плате по тем основаниям, что с 19.07.2005 года по 20.02.2006 года он работал в должности ведущего специалиста Лоухского отдела Федеральной службы ветеринарного и фитосанитарного надзора по РК.

Ежемесячно к заработной плате ему начислялся районный коэффициент, а процентная надбавка за работу в районах Крайнего Севера не начислялась. Он родился и вырос в Лоухском районе Карелии, поэтому считает, что право на получение 80% надбавки за работу в районах Крайнего Севера у него имеется.

Кроме того, с 03.03.2003 г. по 24.04.2003 года он работал в ООО «Инжтехстрой» в г.Петрозаводске. Просил взыскать с ответчика процентную надбавку к заработной плате за период с июля 2005 года по февраль           2006 года.

Петрозаводский городской суд отказал в удовлетворении иска.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда ввиду неправильного применения норм материального права и указал следующее.

При вынесении решения об отказе в иске суд исходил из того, что у истца при поступлении на работу не имелось права на получение процентной надбавки к заработной плате за работу в районах Крайнего Севера,             а наиболее благоприятный порядок начисления такой надбавки лицам до      30 лет был отменен Федеральным законом  № 122-ФЗ от 22.08.2004 г.

Однако с таким выводом суда первой инстанции согласиться нельзя.

В соответствии со ст.11 Закона РФ от 19.02.1993 года № 4520-1            (в редакции от 10.01.2003 года) «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» молодежи (лицам в возрасте до    30 лет) процентная надбавка к заработной плате выплачивалась в полном размере с первого для работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, если они прожили в указанных районах и местностях не менее пяти лет.

С 1 января 2005 года Федеральным Законом № 122-ФЗ от 22.08.2004 г.   в статью 11 вышеназванного Закона были внесены изменения, исключившие из неё указанные положения,

Судом установлено, что истец родился и вырос в Лоухском районе, проходил обучение по очной форме в Петрозаводском государственном университете, то есть на 31.12.2004 года прожил в местности, отнесенной к районам Крайнего Севера, более 5 лет.

После получения высшего образования 19.07.2005 года был принят на должность ведущего специалиста Лоухского отдела Федеральной службы ветеринарного и фитосанитарного надзора по РК, уволен с должности 20.02.2006 года.

Из анализа законодательных норм (ст.ст.146, 148, 315 и 317 ТК РФ) и их места в системе норм Трудового кодекса усматривается, что процентная надбавка к заработной плате является составной частью оплаты труда и по своему характеру относится не к стимулирующим выплатам за достижение определенных результатов, а к гарантиям и компенсациям, предоставляемым за проживание и работу в особых климатических условиях.

Прожив 5 лет в местности с особыми климатическими условиями и приобретя тем самым право на получение процентной надбавки к заработной плате, гражданин может поменять место жительства, однако, принимая то или иное решение, он ориентируется на нормы, определяющие правовые последствия, наступающие при наличии выполнения тех условий, которые были предусмотрены действующим в этот период законодательством.

Вопрос  о   конституционности  норм,   в   силу  которых  граждане  утрачивают  права,     приобретенные     ими    в     соответствии     с     ранее    действовавшим законодательством, являлся предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ.

При этом Конституционный Суд РФ подтвердил право законодателя вносить изменения в действующее правовое      регулирование, оказывающее неблагоприятное воздействие на    правовое положение граждан, однако обеспечивая при этом соблюдение конституционных требований, в частности вытекающих из принципа доверия граждан к закону и действиям государства.

На необходимость реализации данного принципа путем сохранения стабильности правового регулирования указано и в преамбуле Федерального закона № 122 -ФЗ от 22.08.2004 г., внесшего изменения в ст.11 Закона РФ    «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях».

Согласно сформулированной Конституционным Судом РФ правовой позиции, внесение законодателем изменений в условия приобретения права, касающиеся граждан, уже выполнивших ранее установленные требования и исходя из них до вступления в силу нового регулирования совершивших юридически значимые действия, по существу означает отказ государства от выполнения в конкретных правоотношениях своих публично-правовых обязательств, возникших из ранее действовавшего регулирования и состоявшихся правоприменительных актов, что не только подрывает доверие к действиям государства, к закону, но и приводит к нарушению конституционного принципа равенства, поскольку в таком случае не обеспечиваются равные условия реализации гражданами приобретенного ими права.

 

8. Решение суда отменено ввиду неподведомственности  суду общей юрисдикции.

 

Б. обратился в суд к К. с иском о передаче доли помещения с компенсацией ее стоимости по тем основаниям, что является индивидуальным предпринимателем, осуществляет деятельность в салоне красоты, половина площади салона принадлежит ему, вторая половина - бухгалтеру К., ответчице по делу.  Истец просил передать ему принадлежащую ответчице  К. 1\2 долю спорного помещения с компенсацией ответчице стоимости указанной доли.       

Решением Петрозаводского городского суда в удовлетворении иска отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РК отменила решение суда по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, истец  Б. и ответчица  К. являются сособственниками, каждый по 1\2 доле, нежилого помещения. В указанном помещении расположен салон красоты, который оказывает населению парикмахерские и иные услуги. Б. является индивидуальным предпринимателем с 1996 г., с ответчицей К. у него был оформлен трудовой договор о работе в должности бухгалтера, который действовал до 1 мая 2006 г. В октябре 2005 г. К. также зарегистрировалась в качестве индивидуального предпринимателя.

Разрешая спор, суд исходил из того, что правила подведомственности не нарушены.

Однако с данным выводом суда согласиться нельзя.

В соответствии с частями 1 и 3 ст.22 ГПК РФ, ст.ст.27, 28 АПК РФ судам общей юрисдикции подведомственны споры с участием граждан,  организаций,  органов государственной власти и другие, возникающие из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений, а арбитражным судам подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности с участием организаций, являющихся юридическими лицами, и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя.

В данном случае сторонами по делу являются лица, которые зарегистрированы в качестве индивидуальных предпринимателей и в настоящее время осуществляют предпринимательскую деятельность. Спор между ними возник по поводу нежилого помещения, принадлежащего им на праве совместной долевой собственности и которое используется для осуществления предпринимательской деятельности и получения прибыли.

Учитывая изложенное, исходя из характера спорного правоотношения и его субъектного состава, суд кассационной инстанции пришел к выводу, что данное дело подлежит рассмотрению и разрешению в арбитражном суде и неподведомственно суду общей юрисдикции, в связи с чем решение суда отменено и производство по делу прекращено на основании пункта 1 части 1 статьи 134 и абзаца 2 статьи 220 ГПК РФ.

 

9. В период действия гарантийного срока за недостатки товара отвечает продавец, если не докажет, что они возникли по вине потребителя.

 

У. обратился в суд с  иском к ООО Компания «Палома-Авто» о защите прав потребителей по тем основаниям, что 27.10.2005 года он заключил с ответчиком договор поставки автомобиля Greet Wall G3 СС1022 SY. При передаче ему автомобиля истец поставил ответчика в известность о том, что лакокрасочное покрытие автомобиля имеет следы (повреждения) от воздействия клейкого слоя фиксирующих лент.

Специалисты ответчика заверили его, что указанные дефекты в дальнейшем при мойке автомобиля исчезнут, однако этого не произошло, наоборот, дефекты стали еще более ярко выраженными.

22.06.06 г. истец направил в адрес ответчика претензию с требованием уменьшения покупной цены автомобиля. Однако ответчик в течение 10 дней его требование не удовлетворил, в связи с чем он был вынужден обратиться в суд.

Истец просил,  ссылаясь на ст.18 Федерального закона «О защите прав потребителей», взыскать с ответчика в его пользу сумму уменьшения покупной цены автомобиля, неустойку за невыполнение его требований в соответствии со ст.23 п.1 Федерального закона «О защите прав потребителей», компенсацию морального вреда.

Петрозаводский городской суд иск удовлетворил.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РК оставила решение суда без изменения, указав следующее.

Суд правомерно удовлетворил требования истца в части уменьшения покупной цены по следующим основаниям.

Согласно п.1 ст.18 Федерального закона «О защите прав потребителей» потребитель, которому продан товар ненадлежащего качества, если оно не было оговорено продавцом, вправе по своему выбору требовать, в том числе и соразмерного уменьшения покупной цены.

В соответствии с п.6 ст.18 вышеназванного закона в отношении товара, на который установлен гарантийный срок, продавец отвечает за недостатки товара, если не докажет, что они возникли после передачи товара потребителю вследствие нарушения последним правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы.

Аналогичные требования содержатся в п.2 ст.476 ГК РФ.

Судом установлено, что истец по договору поставки  приобрел   у   ООО   Кампании   «Палома-Авто»   автомобиль   импортного производства.

Из объяснений истца усматривается, что при приемке автомашины от ответчика он ставил последнего в известность о наличии на лакокрасочном покрытии автомобиля следов от воздействия клейкого слоя фиксирующих лент.

В кассационной инстанции представитель ответчика не отрицал отсутствие акта приема-передачи автомобиля и обращение истца с претензией в период гарантийного срока.

В период гарантийного срока истец обратился к ответчику с претензией, в которой просил соразмерного уменьшения покупной цены автомобиля, поскольку при покупке были выявлены повреждения лакокрасочного покрытия автомобиля, которые в дальнейшем не устранились, а напротив, стали более ярко выраженными.

Согласно заключению эксперта указанные повреждения не являются эксплутационными. Данные выводы, а также факт того, что автомобиль не был участником ДТП,  эксперт подтвердил в судебном заседании.

26.06.2006 г. ответчик отказал истцу в удовлетворении претензии со ссылкой на то, что спорный автомобиль получил повреждения в результате ДТП, истцу было отказано в дальнейшем гарантийном обслуживании.

С учетом изложенного требования истца в части уменьшения покупной цены на сумму восстановительного ремонта правомерно подлежали удовлетворению, поскольку ответчик не представил доказательств того, что недостатки товара возникли после передачи его покупателю, вместе с тем бремя доказывания указанных обстоятельств в отношении товара, на который продавцом предоставлена гарантия качества,  законом возложено на продавца.

С учетом требований ст.ст.22, 23 Федерального закона  «О защите прав потребителей» судом обоснованно удовлетворены и требования истца о взыскании неустойки за невыполнение правомерного требования покупателя, заявленного в претензии.

Суд, руководствуясь ст.15 ФЗ «О защите прав потребителей», вследствие нарушения прав потребителя правомерно взыскал с ответчика в пользу истца и компенсацию морального вреда.

 

Судебная коллегия по гражданским делам

 Верховного Суда Республики Карелия

 

 

 

 

 

 

НАДЗОРНАЯ ПРАКТИКА

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

 

1.        Вывод суда первой инстанции о том, что договор приватизации жилого помещения заключен в соответствии с действующим законодательством, основан на неправильном применении норм материального права.

 

С. обратилась в суд с иском к П., Администрации г.Петрозаводска о признании недействительным договора передачи (приватизации) квартиры в собственность. В обоснование своих требований указала, что 4 марта  1993 года была приватизирована трехкомнатная квартира в г.Петрозаводске ее бабушкой, ответчицей по делу,  и отцом истицы С. В момент приватизации истица являлась несовершеннолетней, но в договор приватизации не была включена. О том, что ее право на участие в приватизации нарушено, ей стало известно в 2005 году после смерти отца.

Решением Петрозаводского городского суда  в удовлетворении иска отказано.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум  Верховного суда Республики Карелия отменил судебное решение ввиду существенного нарушения норм материального и процессуального права, указав следующее.

Суд, отказывая в удовлетворении иска, исходил из того, что на момент приватизации спорной квартиры редакция статьи 2 Закона  РСФСР «О приватизации жилищного фонда в РСФСР» от 4 июля 1991 года, не содержала указания на участие несовершеннолетних лиц в договоре приватизации. Изменения и дополнения в указанный Закон с требованием о включении несовершеннолетних лиц, совместно проживающих, в договор приватизации жилых помещений законодателем внесены Федеральным законом от 11 августа 1994 года № 26-ФЗ. Поэтому суд пришел к выводу о том, что договор приватизации спорной квартиры был заключен в соответствии с действующим законодательством. Кроме того, суд указал в решении, что не представлено доказательств, свидетельствующих о нарушении данной сделкой прав истицы.

Однако с такими выводами суда согласиться нельзя.

Действительно, действовавшая на момент совершения договора приватизации редакция статьи 2 Закона РСФСР от 4 июля 1991 года              "О приватизации жилищного фонда в РСФСР" предусматривала, что граждане, занимающие жилые помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда по договору найма или аренды, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи приобрести эти помещения в собственность, в том числе совместную, долевую, на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными актами РСФСР и республик в составе РСФСР.

Вместе с тем, статья 53 Жилищного кодекса РСФСР наделяла всех членов семьи, в том числе и несовершеннолетних, равными правами, вытекающими из договора найма жилого помещения. Поэтому в случае бесплатной приватизации занимаемого жилого помещения несовершеннолетние лица, проживающие совместно с нанимателем и являющиеся членами его семьи либо бывшими членами семьи, наравне с совершеннолетними пользователями вправе стать участниками общей собственности на это помещение.

  Также в соответствии с пунктом 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 24.08.1993 г. «О некоторых вопросах применения судами Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» поскольку несовершеннолетние лица, проживающие совместно с нанимателем и являющиеся членами его семьи либо бывшими членами семьи согласно ст.53 Жилищного кодекса РСФСР имеют равные права, вытекающие из договора найма, они в случае бесплатной приватизации занимаемого помещения наравне с совершеннолетними пользователями вправе стать участниками общей собственности на это помещение.

Как видно из материалов дела, на момент приватизации квартиры С.,      1982 года рождения, проживала в квартире вместе с нанимателями П. и  С., была зарегистрирована в квартире с 1991 года, следовательно, в силу ст.53 Жилищного кодекса РСФСР истица приобрела право пользования спорной квартирой.

Таким образом, выводы суда об отсутствии в действовавшем законодательстве указания на участие несовершеннолетних в договоре приватизации основаны на неправильном толковании указанных законов, в связи с чем судебное постановление нельзя признать законным.

Кроме того,  согласно ст.133 Кодекса о браке и семье РСФСР, действовавшей на момент договора приватизации, сделки от имени несовершеннолетних детей совершали их законные представители, то есть родители. Из заявления же о передаче квартиры в собственность  видно, что от имени несовершеннолетней истицы действовала бабушка, ответчица по делу, которая указала в заявлении, что внучка не участвует в приватизации. Родители истицы от ее имени заявлений об отказе участвовать в приватизации не подавали.

Также вывод суда о том, что договор приватизации не нарушает прав и интересов истицы не основан на материалах дела. Данное обстоятельство, имеющее существенное значение для разрешения спора, судом не установлено.

При таких обстоятельствах решение суда отменено и  дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 

 

 

 

2.  В соответствии с нормами Трудового кодекса РФ (ст.ст.126, 127 ТК РФ) замена неиспользованного отпуска денежной компенсацией производится только в случае прекращения трудовых отношений с работником, либо по соглашению сторон.

 

О. обратилась в суд с иском о взыскании с Отдела вневедомственной охраны при УВД г.Петрозаводска денежной компенсации за дополнительный отпуск за 2003-2005 г.г., в предоставлении которого работодателем было отказано.

Решением мирового судьи судебного участка № 4 г.Петрозаводска РК  исковые требования удовлетворены. Суд взыскал с ответчика в пользу истицы компенсацию за неиспользованный дополнительный отпуск.

В апелляционном порядке дело не рассматривалось.

Президиум Верховного суда Республики Карелия отменил решение мирового судьи, указав следующее.

Судом установлено, что в соответствии с Отраслевым тарифным соглашением по организациям, учреждениям, подразделениям и органам внутренних дел Республики Карелия на 2003-2005 годы сотрудникам предоставляется дополнительный ежегодный оплачиваемый отпуск от 3 до  15 календарных дней в зависимости от стажа непрерывной работы в системе МВД России. Также судом установлено, что О. работает в Отделе вневедомственной охраны при УВД г.Петрозаводска в должности бухгалтера с 1994 года; имеет необходимый стаж непрерывной работы, дающий право на предоставление дополнительного отпуска: в 2003 г. – 3 дня, в 2004 г. – 5 дней, в 2005 г. – 5 дней. В период 2003-2005 г.г. дополнительный оплачиваемый отпуск истице не предоставлялся, денежная компенсация – не выплачивалась.

При вынесении решения мировой судья сослался на ст.48 Трудового кодекса РФ, указав, что действие указанного Отраслевого соглашения распространяется на ответчика, и пришел к выводу о необходимости взыскания денежной компенсации в пользу истицы, так как дополнительный оплачиваемый отпуск ей предоставлен не был.

Однако с данным выводом суда согласиться нельзя.

В соответствии с нормами Трудового кодекса РФ (ст.ст.126, 127 ТК РФ) замена неиспользованного отпуска денежной компенсацией производится в строго определенных законом случаях, а именно - при прекращении трудовых отношений с работником либо по соглашению сторон трудового договора. Иных оснований для замены отпуска денежной компенсацией законом не предусмотрено.

С учетом установленного судом факта наличия трудовых отношений О. с ответчиком, а также отсутствия согласия работодателя на выплату денежной компенсации неиспользованного дополнительного отпуска, правовые основания для взыскания указанной компенсации у мирового судьи отсутствовали.

С учетом изложенного истица в соответствии со ст.116 Трудового кодекса РФ и Отраслевым тарифным соглашением по организациям, учреждениям, подразделениям и органам внутренних дел Республики Карелия  на 2003-2005 годы имеет право только на предоставление дополнительного оплачиваемого отпуска в натуре.

При таких обстоятельствах мировым судьей при рассмотрении данного дела допущены существенные нарушения норм материального права, в связи с чем принятое судебное постановление  отменено и судом надзорной инстанции принято новое решение  об отказе в иске.

 

3. В случае отказа в передаче собственнику вещественных доказательств по уголовному делу данный вопрос должен разрешаться в порядке уголовного судопроизводства.

 

Я. обратился в суд с иском к Министерству внутренних дел РК о возложении обязанности выдать транспортное средство и документы на него по тем основаниям, что в ноябре 2004 года, действующий от имени истца С. приобрел для него транспортное средство Тойота. При оформлении на Прионежском посту Петрозаводской таможни выяснилось, что документы, которые оформлялись на территории Республики Беларусь, имеют оттиск печати, изъятой из обращения. Данный факт послужил основанием для возбуждения уголовного дела. В ходе следствия выяснилось, что транспортное средство имеет идентификационный номер, нанесенный с нарушением технологии, применяемой предприятием-изготовителем, а также была установлена непричастность истца и С. к внесению изменений в идентификационный номер и таможенные документы. В последующем было вынесено постановление о приостановлении предварительного следствия в связи с тем, что подозреваемый не был установлен. При этом договор купли-продажи, на основании которого истцом приобретено транспортное средство, никем не оспорен, таможенные платежи уплачены в полном объеме, однако документы на автомобиль истцу не возвращены, использовать его он не имеет возможности. В связи с изложенным истец просил обязать ответчика выдать автомобиль и документы, подтверждающие право собственности на данное транспортное средство.

Решением Петрозаводского городского суда иск удовлетворен. Суд обязал ответчика выдать истцу транспортное средство Тойота и документы, подтверждающие его право собственности на указанное транспортное средство.

Судом кассационной инстанции дело не рассматривалось.

Президиум Верховного суда Республики Карелия отменил решение суда в связи с существенным нарушением норм процессуального права, указав следующее.

Суд рассмотрел данное заявление в порядке гражданского судопроизводства.

Однако с данными действиями суда согласиться нельзя.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 134 Гражданского процессуального кодекса РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

Судом установлено, что испрашиваемое истцом транспортное средство, а также документы на него, были приобщены к уголовному делу в качестве вещественных доказательств.

Приобщение вышеуказанных доказательств производилось на основании положений статей 81, 82 Уголовно-процессуального кодекса РФ посредством вынесения следователем постановления.

В силу части 1 статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования.

Таким образом, в случае отказа в передаче собственнику вещественных доказательств на хранение, данный вопрос должен разрешаться в порядке уголовного судопроизводства, в связи с чем в принятии настоящего искового заявления следовало отказать.

Принимая во внимание положения статьи 220 Гражданского процессуального кодекса РФ,  Президиум  отменил решение Петрозаводского городского суда и прекратил производство по делу.

        

4.    Договор социального найма может быть расторгнут только в случае, если наниматель или член его семьи выехали на иное постоянное место жительства и тем самым добровольно отказались от своих прав и обязанностей (ч.3 ст.83 ЖК РФ).

 

Прокурор г.Петрозаводска обратился в суд в интересах муниципального образования «Город Петрозаводск»  к С. с иском о признании договора найма жилого помещения расторгнутым по тем основаниям, что ответчица зарегистрирована в общежитии в г.Петрозаводске  с 16 сентября 1981 года. На основании распоряжения Главы самоуправления г.Петрозаводска данное общежитие передано ОАО «БОП» в муниципальную собственностьв муниципальную 4 года данное общежитие передано ОАО "водска № 421я "я расторгнутым. С. выехала из общежития, проживает по другому адресу, лицевой счет на нее отсутствует. В связи  с этим прокурор г.Петрозаводска просил суд на основании ст.ст.67, 83 и 101 Жилищного кодекса РФ признать расторгнутым договор найма специализированного жилого помещения.

Решением Петрозаводского городского суда  иск удовлетворен. Суд признал договор найма специализированно жилого помещения в общежитии с С. расторгнутым.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум Верховного Суда Республики Карелия отменил решение суда по следующим основаниям.

Судом  установлено,  что ответчица С. зарегистрирована в общежитии в г.Петрозаводске с 16 сентября 1981 года, проживала в общежитии                   до 1996 года, общежитие получено в связи с работой. На основании распоряжения Главы самоуправления г.Петрозаводска данное общежитие передано ОАО «БОП» в муниципальную собственность. С. выехала из общежития в 1996 году, проживает по другому адресу.

В соответствии со ст.7 ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса РФ» от 29.12.2004 года к отношениям по пользованию жилыми помещениями, которые находились в жилых домах, принадлежавших государственным или муниципальным предприятиям либо государственным или муниципальным учреждениям и использовавшихся в качестве общежитий, и переданы в ведение органов местного самоуправления, применяются нормы Жилищного кодекса Российской Федерации о договоре социального найма.

Суд, удовлетворяя заявление прокурора г.Петрозаводска, применил положения ЖК РФ о договоре найма специализированного жилого помещения. Как следует из приведенной выше нормы действующего законодательства, при разрешении данного спора надлежит руководствоваться нормами  ЖК РФ о договоре социального найма.

Согласно ч.3 ст.83 ЖК РФ в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда.

В силу ст.71 ЖК РФ временное отсутствие нанимателя жилого помещения по договору социального найма не влечет за собой изменение его прав и обязанностей по договору социального найма.

Из смысла ч.3 ст.83 ЖК РФ следует, что договор социального найма может быть расторгнут в случае, если наниматель или член его семьи выехали на иное постоянное место жительства и тем самым добровольно отказались от своих прав и обязанностей.

Для правильного разрешения спора суду следовало предложить заинтересованной стороне  представить дополнительные доказательства того, выехала ли ответчица из спорного жилого помещения  на другое постоянное место жительства.

В связи с тем, что суд первой инстанции неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, что повлекло нарушение судом норм материального права, решение суда отменено, а дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

5.        Решение суда апелляционной инстанции отменено в связи с неправильным применением норм Закона РФ «О защите прав потребителей».

        

А. обратился в суд с иском к индивидуальному предпринимателю К. о защите прав потребителей по тем основаниям, что истец 1 апреля 2005 года приобрел в магазине ответчика мобильный телефон Sony-Ericsson. В процессе эксплуатации в телефоне обнаружились недостатки. Заявленное потребителем требование о расторжении договора купли-продажи ответчик исполнить отказался, в связи с чем истец просил расторгнуть договор купли-продажи, взыскать с ответчика стоимость товара, неустойку за просрочку выполнения требования потребителя на момент вынесения решения суда, компенсацию морального вреда, а также штраф.

Решением мирового судьи судебного участка № 2 г.Петрозаводска РК иск удовлетворен.

Апелляционным решением Петрозаводского городского суда решение мирового судьи отменено и по делу вынесено новое решение об отказе в удовлетворении иска.

Суд надзорной инстанции отменил апелляционное решение суда ввиду существенного нарушения судом норм материального права, указав следующее.

Суд апелляционной инстанции, отказывая в удовлетворении иска, пришел к выводу о том, что требование истца о замене товара ненадлежащего качества ответчик должен был исполнить в течение двадцати дней, поскольку для выявления причин неисправности мобильного телефона требовались специальные познания и дополнительная проверка.

Однако данный вывод суда нельзя признать правомерным.

Согласно части 1 статьи 18 Закона РФ «О защите прав потребителей» потребитель, которому продан товар ненадлежащего качества, если оно не было оговорено продавцом, вправе по своему выбору потребовать: безвозмездного устранения недостатков товара или возмещения расходов на их исправление потребителем или третьим лицом; соразмерного уменьшения покупной цены; замены товара на товар аналогичной марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены. Потребитель вместо предъявления этих требований вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы.

Как следует из материалов дела, истец 17 марта 2006 года обратился к ответчику с требованием о замене приобретенного товара или выплате покупной цены в связи с тем, что неоднократно телефон сдавался в ремонт и в нем были выявлены недостатки:  не работал ИК-порт, имелось тусклое изображение на дисплее, не работала видеокамера.

В силу части 1 статьи 21 Закона РФ «О защите прав потребителей» в случае обнаружения потребителем недостатков товара и предъявления требования о его замене продавец обязан заменить такой товар в течение семи дней со дня предъявления указанного требования потребителем, а при необходимости дополнительной проверки качества такого товара продавцом - в течение двадцати дней со дня предъявления указанного требования.

В соответствии со статьей 23 Закона РФ «О защите прав потребителей» в случае невыполнения требований потребителя в сроки, предусмотренные вышеназванной статьей, потребитель вправе по своему выбору предъявить иные требования, установленные статьей 18 данного Закона.

Таким образом, поскольку требование истца о замене товара ненадлежащего качества не было исполнено в течение семи дней, а ответчиком не представлено объективных доказательств, свидетельствующих о том, что проводилась дополнительная проверка качества товара,  то потребитель в соответствии с вышеуказанной нормой Закона РФ «О защите прав потребителей» был вправе предъявить требование о расторжении договора купли-продажи и возврате уплаченной за товар денежной суммы.

При таких обстоятельствах мировой судья правомерно удовлетворил заявленные исковые требования, в связи с чем апелляционное решение Петрозаводского городского суда отменено как постановленное с существенным нарушением норм материального права, а решение мирового судьи оставлено в силе.

 

6.    Вывод суда апелляционной инстанции о том, что совершение ДТП на платной автостоянке не является страховым случаем, не соответствует нормам Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

 

Я. обратился в суд с иском к Открытому страховому акционерному обществу «РЕСО-Гарантия», ответчику К. о возмещении  ущерба по тем основаниям, что водитель К., управляя автомобилем «Фольскваген МАН», совершил наезд на принадлежащий истцу автомобиль «Мазда», в результате чего автомобиль истца получил технические повреждения. В связи с этим истец просил взыскать с ответчиков стоимость восстановительного ремонта автомобиля, расходы по оценке стоимости автомобиля.

Решением мирового судьи судебного участка № 4 г.Петрозаводска РК исковые требования удовлетворены, с ответчиков ОСАО «РЕСО-Гарнтия» и   К. в пользу истца взыскан материальный ущерб.

Апелляционным решением Петрозаводского городского суда  решение мирового судьи отменено. Вынесено новое решение о взыскании с ответчика К. в пользу истца материального ущерба.  В остальной части иска отказано.

Президиум Верховного Суда Республики Карелия отменил апелляционное решение суда  по следующим основаниям.

Отменяя решение мирового судьи, суд апелляционной инстанции исходил из того, что  место дорожно-транспортного происшествия (платная автостоянка) является внутренней территорией организации, в связи с чем данное происшествие не является страховым случаем. При этом суд мотивировал свой вывод тем, что эта территория находится на праве аренды у ПМУП «ГДЭУ-плюс» для эксплуатации платной автомобильной стоянки, специально для этого оборудована, имеет ограду по периметру, контролируемый и осуществляемый исключительно через ворота въезд, ограниченный специальным дорожным знаком скоростной режим и используется исключительно по целевому назначению.

С таким выводом суда апелляционной инстанции согласиться нельзя.

В соответствии с пунктом 2 статьи 6 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» к страховому риску по обязательному страхованию относится наступление гражданской ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства на территории РФ, за исключением случаев возникновения ответственности вследствие, в частности, причинения вреда при движении транспортного средства по внутренней территории организации.

При этом платную автомобильную стоянку нельзя признать внутренней территорией организации, поскольку данная территория не прилегает к зданию организации, используется исключительно для охраны автомобилей и не предназначена для движения транспортных средств в целях обеспечения деятельности организации.

Принимая во внимание вышеизложенное, Президиум пришел к выводу, что у суда апелляционной инстанции не имелось правовых оснований для отмены решения мирового судьи, в связи с чем апелляционное решение Петрозаводского городского суда по настоящему делу отменено, а решение мирового судьи – оставлено в силе.

 

Судебная коллегия по гражданским делам

 Верховного Суда Республики Карелия


 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

за II полугодие 2006 года

 

Вопросы квалификации

 

1. Действия осужденных, направленные на сокрытие следов совершенных ими преступных действий, не содержат признаков состава преступления, предусмотренного ст.316 УК РФ.

 

Приговором Костомукшского суда Б. и Р. осуждены по ч.2 ст.115      УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст.316 УК РФ к 1 году лишения свободы, в силу ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений к 1 году        6 месяцам лишения свободы, при этом Р.- условно с испытательным сроком   4 года, а Б.- в соответствии с ч.5 ст.74, ст.70 УК РФ окончательно к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Этим же приговором осужден З.

В кассационном порядке приговор не обжаловался.

Приговором суда Б. и Р. признаны виновными в том, что умышленно нанесли совместно с З. множество ударов руками и ногами по телу и голове Б-го, после чего З. нанес не менее 10 ударов лопатой в область головы потерпевшего. В результате умышленных действий З., Б. и Р. потерпевшему причинен легкий вред здоровью.

Спустя некоторое время, З. имея умысел на убийство Б-го, с целью утопления столкнул его в озеро, в результате чего потерпевший скончался от утопления в воде в результате механической асфиксии.

Кроме того, Б. и Р. признаны виновными в том, что, являясь очевидцами убийства Б-го, желая оказать помощь З. в сокрытии следов преступления, принесли находящиеся на месте преступления металлоконструкции, привязали их в трупу Б-го и накинули на него металлическую сетку, то есть в заранее не обещанном укрывательстве особо тяжкого преступления.

Вместе с тем, правовая оценка действий осужденных, связанных с сокрытием трупа Б-го является ошибочной.

Как следует из приговора действия осужденных в отношении Б-го по причинению ему легкого вреда здоровью, смерти и по сокрытию трупа, совершались последовательно в один и тот же промежуток времени.

Таким образом, Б. и Р. фактически укрывали не только преступление, предусмотренное ст.105 УК РФ, совершенное З., но и свои действия по причинению Б-му легкого вреда здоровью из хулиганских побуждений, которые были тесно связаны с его убийством и такое сокрытие являлось средством защиты от обвинения по ч.2 ст.115 УК РФ.

При таких обстоятельствах в действиях Б. и Р. отсутствует состав преступления, предусмотренный ст.316 УК РФ.

Постановлением Президиума Верховного Суда Республики Карелия приговор в отношении Б. и Р. в части осуждения по ст.316 УК РФ отменен, дело в этой части прекращено за отсутствием состава преступления, исключено назначение наказания по правилам ч.3 ст.69 УК РФ.

 

2. Суд не принял во внимание фактические обстоятельства дела и необоснованно сделал вывод о наличии в действиях осужденного такого элемента состава преступления, предусмотренного ст.117 УК РФ, как систематичность нанесения побоев, а также квалифицирующего признака истязания «с применением пытки».

 

Приговором Медвежьегорского суда П. осужден по п.«д» ч.2 ст.117  УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст.119 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, на основании ст.69 УК РФ к 4 годам лишения свободы, в соответствии с п.«в» ч.7 ст.79, 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно к 4 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В кассационном порядке приговор не обжаловался.

  Приговором установлено, что П., находясь в своей квартире, используя незначительный повод, на почве личных неприязненных отношений, имея умысел на причинение телесных повреждений, физических и психических страданий, стал наносить П-ву удары кулаками по голове и различным частям тела, удары наносил систематически, длительное время, после чего с целью причинения дополнительных физических и психических страданий П-ву, попеременно хватая его то за волосы, то за одежду и различные части тела, силой вывел потерпевшего на улицу без верхней одежды и без обуви, несмотря на зимнее время года, привел к протекающей рядом с домом реке, где погрузил голову П-ва в воду в прорубь, сопровождая свои действия высказыванием угроз убийством, путем утопления в воде, которые последний воспринимал как реальные. Действия П. были прекращены подошедшими свидетелями, которые отвели потерпевшего обратно в квартиру.

П., вернувшись в квартиру, имея умысел на продолжение избиения    П-ва, стал наносить ему удары руками по голове и телу, после чего взял кухонный нож, а затем - кочергу и стал высказывать угрозы убийством в адрес П-ва, который, обоснованно опасаясь осуществления угроз, выбежал из квартиры и обратился в отдел милиции за помощью.

Действия П. квалифицированы судом по п.«д» ч.2 ст.117 УК РФ как причинение физических и психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в ст.ст.111 и 112 УК РФ, совершенное с применением пытки, а также по ст.119 УК РФ как угроза убийством, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Вместе с тем, выводы суда о наличии в действиях осужденного такого элемента состава преступления, предусмотренного ст.117 УК РФ как систематичность нанесения побоев, а также квалифицирующего признака истязания «с применением пытки», признаны не соответствующими фактическим обстоятельствам дела.

По смыслу ст.117 УК РФ под систематичностью нанесения побоев понимается многократность (более двух раз) совершения преступных действий. При этом побои причиняются разновременно в целях причинения физических и (или) психических страданий и являются следствием определенного поведения виновного лица в отношении потерпевшего. 

Делая вывод о систематическом характере побоев, суд не учел, что действия П. были вызваны возникшей между ним и потерпевшим ссорой, фактически не прерывались, то есть не представляли собой ряд тождественных оконченных преступлений, поэтому не могут расцениваться как систематические.

Кроме того, согласно примечанию к ст.117 УК РФ под пыткой понимается причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях. 

Суд признал пыткой погружение осужденным головы потерпевшего в воду, в прорубь, указав, что П. действовал в целях наказания П-ва.

Вместе с тем в приговоре не приведено каких-либо доказательств того, что осужденный действовал именно в целях наказания, и не конкретизировано, за что он таким образом наказывал потерпевшего.       

Из показаний свидетелей В-х А. и Д. следует, что они видели, как П. толкает своего брата головой в прорубь, после чего оттащили его от потерпевшего и отвели домой. В. А. также слышал, что П. угрожал в этот момент брату убийством.

Согласно показаниям П., данных на стадии предварительного следствия, он  схватил брата за волосы  и вытащил без одежды на улицу, далее к проруби и там стал погружать его голову в воду. В этот момент подбежали братья В-ны, которые растащили их и отвели домой.

П. в суде настаивал, что один раз опустил голову П-ва в полынью и угроз убийством при этом не высказывал.

При таких обстоятельствах указанные действия осужденного явились следствием  возникших на почве ссоры личных неприязненных отношений и по своему характеру, учитывая их однократность, непродолжительность, пыткой не являются, относятся к иным насильственным действиям, и не содержат квалифицирующего признака, предусмотренного п.«д»  ч.2 ст.117 УК РФ.

Президиум Верховного Суда Республики Карелия, приговор изменил, исключил из объем обвинения в истязании указание на причинение физических и психических страданий П-ву путем систематического нанесения побоев, а также квалифицирующий признак «с применением пытки», действия осужденного переквалифицированы на ч.1 ст.117 УК РФ со смягчением наказания по данной статье до 2 лет 6 месяцев лишения свободы. Наказание по ч.2 ст.69 УК РФ снижено до 3 лет лишения свободы, а окончательное наказание, назначенное в соответствии со ст.70 УК РФ по совокупности приговоров до 3 лет 6 месяцев лишения свободы.

 

3. Вывод суда о наличии в действиях осужденного продолжаемого преступления признан обоснованным.

 

Приговором Прионежского суда Ю. осужден по ч.1 ст.238 УК РФ к штрафу в размере 15000 рублей с рассрочкой его выплаты на 3 месяца частями по 5000 рублей ежемесячно.

Судебной коллегией отказано в удовлетворении кассационного представления прокурора об отмене указанного судебного решения.

Судом установлено, что Ю. приобрел две пятилитровых канистры со спиртосодержащей жидкостью для того, чтобы обменять ее у лесозаготовителей на две машины дров.

Одну канистру он обменял на машину дров, но больше дров ему не привезли, поэтому он решил распродать вторую канистру со спиртом. Осуществляя задуманное, он в течение трех дней распродавал спиртосодержащую жидкость.

При таких обстоятельствах, учитывая направленность умысла осужденного, временной промежуток содеянного, вывод суда о наличии в его действиях продолжаемого преступления является обоснованным и соответствующим закону.

 

4. Суд необоснованно признал наличие в одних и тех же действиях осужденного признаков двух составов преступлений.

 

            Приговором Петрозаводского суда Щ. осужден по ч.4 ст.111 УК РФ к  8 годам лишения свободы, по ч.2 ст.213 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, на основании ч.3 ст.69 УК РФ окончательно к 8 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима; Л. осужден по ч.2 ст.213 УК РФ к 3 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

         Кассационным определением Верховного Суда Республики Карелия приговор оставлен без изменения.

Щ. и Л. признаны виновными в совершении хулиганских действий по предварительному сговору между собой, с применением предметов, используемых в качестве оружия. Щ. также признан виновным в умышленном причинении из хулиганских побуждений тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего. 

         Вместе с тем правильно установив фактические обстоятельства совершения осужденными Щ. и Л. преступления, суд дал их действиям ошибочную юридическую оценку.

Как следует из описательной части приговора, Щ. подошел к лежащему на трубах бытовых коммуникаций М. и нанес удар ногой по туловищу. М. упал на землю, после чего Щ. нанес лежащему потерпевшему множественные удары ногами, палкой и стеклянной бутылкой, причинив ему множество телесных повреждений,  в том числе  закрытую черепно-мозговую травму – тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

В то же время Л. одновременно применил насилие к К., избил его ногами, палкой с использованием металлического таза, надетого потерпевшему на голову, а также стеклянной бутылкой по голове, причинив легкий вред здоровью.

Те же действия Щ., с учетом наступления по неосторожности смерти М., были квалифицированны и по ч.4 ст.111 УК РФ.

Фактически суд признал наличие в одних и те же действиях Щ. признаков двух составов преступлений, что не соответствует установленным по делу обстоятельствам и противоречит смыслу уголовного закона.

         Суд, правильно усмотрел в действиях обоих осужденных хулиганский мотив.  Вместе с тем, осталось без внимания, что хулиганские действия Щ. в процессе избиения М. приобрели более опасный характер и закончились причинением потерпевшему тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности его смерть, которые суд обоснованно квалифицировал по ч.4 ст.111 УК РФ.

Иных действий, образующих самостоятельный состав хулиганства, Щ. не совершал.

Удары он наносил только М. и в отношении К. насилия не применял. Избиение происходило в ночное время в подвале дома и дальнейшего продолжения в отношении иных граждан не имело.

При таких обстоятельствах, квалификация действий Щ. по ч.2 ст.213 УК РФ является излишней.

Учитывая, что Щ. в процессе совершения преступления вышел за пределы предварительной договоренности о совершении хулиганских действий, каждый из осужденных действовал самостоятельно в отношении каждого из потерпевших, действия Л. не содержат квалифицирующего признака хулиганства «группой лиц по предварительному сговору» и подлежат переквалификации с ч.2 ст.213 УК РФ на ч.1 ст.213 УК РФ.

Постановлением Президиума Верховного Суда Республики Карелия  указанный приговор изменен: в части осуждения Щ. по ч.2 ст.213 УК РФ -отменен, дело прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава преступления; исключено указание о назначении ему наказания по совокупности преступление по ч.3 ст.69 УК РФ; действия Л. переквалифицированы с ч.2 ст.213 УК РФ на ч.1 ст.213 УК РФ; смягчено наказание Щ. по ч.4 ст.111 УК РФ до 6 лет лишения свободы, Л. по ч.1 ст.213 УК РФ до 1 года 6 месяцев лишения свободы; для отбывания наказания Л. назначена колония-поселение.

        

 

 

 

Вопросы назначения наказания

 

1. При назначении наказания с применением ст.64 УК РФ без учета требований ч.2 ст.68 УК РФ, суд не принял во внимание положения ч.7 ст.316 УПК РФ.

 

         Приговором Петрозаводского суда С., ранее судимый, осужден по ч.1 ст.161 УК РФ к 1 году лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

         По ходатайству осужденного приговор постановлен в особом порядке принятия судебного решения.

         Судебная коллегия  приговор изменила в связи  неправильным применением уголовного закона.

         Согласно ч.2 ст.68 УК РФ срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть меньше одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части настоящего Кодекса.

         С учетом того, что дело рассмотрено в особом порядке, в соответствии с ч.7 ст.316 УПК РФ, максимальный срок наказания по ч.1 ст.161 УК РФ составляет две трети от четырех лет, то есть 2 года 8 месяцев.

         Одна треть от этого срока, то есть минимальное наказание, возможное при назначении наказания при рецидиве преступлений, составляет                10 месяцев 20 дней.

         Поэтому, поскольку суд принял решение о назначении С. наказания без учета требований ч.2 ст.68 УК РФ, он должен был назначить С. менее          10 месяцев 20 дней лишения свободы.

 

2. Раздельная квалификация эпизодов незаконного сбыта наркотических средств, содержащих  признаки одной и той же  части статьи УК РФ и совершенных до внесения изменений  в УК РФ 08.12.2003 года, искусственно  создает совокупность преступлений и ухудшает положение осужденного.

 

Приговором Сортавальского суда В. осужден за совершение семи преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30, ч.1 ст.228.1 УК РФ к 4 годам лишения свободы за каждое, по ч.3 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ к  5 годам лишения свободы без штрафа, по ч.2 ст.228 УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа. На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно к 6 годам лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В. признан виновным в семи эпизодах преступлений, совершенных       5 и 6 сентября 2003 года, 2 и 30 октября 2003 года, 9, 13 и 23 марта 2006 года, 6 и 17 апреля 2006 года.

Судебная коллегия  приговор в отношении В. изменила, указав при этом следующее.

В соответствии с ч.1 ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния  определяется уголовным законом, действовавшим на время совершения этого деяния.

В соответствии со ст.10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

В соответствии с ч.1 ст.17 УК РФ (в редакции Закона РФ от 13 июня 1996 года), действовавшей на момент совершения В. преступлений, совокупностью преступлений признавалось совершение двух и более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи настоящего Кодекса, ни за одно из которых лицо не было осуждено.

Новая редакция части 1 статьи 17 УК РФ (в редакции Законов от           8 декабря 2003 года), определила, что совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, за исключением случаев, когда совершение двух или нескольких преступлений предусмотрено статьями Особенной части настоящего Кодекса в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание.

Тем самым новая редакция статьи 17 УК РФ ухудшает положение лица, совершившее преступление, поэтому не имеет обратной силы, в связи с чем, в соответствии с ч.1 ст.9 УК РФ, эпизоды сбыта наркотического средства, совершенные В. 5 сентября 2003 года, 6 сентября 2003 года, 2 октября      2003 года и 30 октября 2003 года не образуют совокупности преступлений и должны быть квалифицированы как одно преступление, квалифицированное по ч.3 ст.30 и ч.2 ст.228 УК РФ (в редакции Закона от 13 июня 1996 года).

Кассационным определением Верховного суда РК в приговор внесены соответствующие изменения.

 

3. Приговор по делу об убийстве изменен: смягчено наказание в виде лишения свободы, поскольку суд при назначении наказания не учел в качестве смягчающего обстоятельства противоправное поведение потерпевшего, явившееся поводом для преступления.

 

         Приговором Кондопожского городского суда А. осужден по ч.1 ст.111 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ч.1 ст. 105 УК РФ     к 9 годам лишения свободы, в соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ окончательно к 11 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

         Удовлетворив представление прокурора, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия приговор суда изменила в связи с неправильным применением уголовного закона.

Согласно ч.3 ст.60 УК РФ при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

В соответствии с п.«з» ч.1 ст.61 УК РФ смягчающим обстоятельством признается противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившаяся поводом для преступления.

Суд признал, что поведение потерпевшего Л. было неправомерным, и указал об этом в описательно-мотивировочной части приговора, однако не признал это обстоятельство смягчающим и не учел его при назначении наказания осужденному.

Признав указанное обстоятельство в качестве смягчающего, судебная коллегия снизила наказание.

 

4. При назначении окончательного наказания по ч.3 ст.69 УК РФ следует учитывать положения главы 40 УПК РФ и требования ч.3 ст.66 УК РФ.

 

 Приговором Петрозаводского суда, постановленным в особом порядке судебного разбирательства, Б., ранее судимый, осужден по п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ  (4 эпизода) к 2 годам лишения свободы за каждое из четырех преступлений, по п.п.«в, г» ч.2 ст.158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч.3 ст.30 – ч.3 ст.158 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа, по ч.1 ст.158 УК РФ к 1 году лишения свободы, в соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ к 5 годам лишения свободы без штрафа и на основании ст.70 УК РФ окончательно к 6 годам лишения свободы без штрафа  с отбыванием  наказания в исправительной колонии общего режима.

Постановлением Президиума Верховного Суда Республики Карелия приговор изменен по следующим основаниям.

В соответствии положениями ч.3 ст.69 УК РФ окончательное наказание, назначенное путем частичного или полного сложения назначенных наказаний, не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.

Из совокупности совершенных Б. преступлений наиболее тяжким является тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в жилище.

С учетом требований ст.66 УК РФ, ч.7 ст.316 УПК РФ максимальный срок наказания по ч.3 ст.30 - ч.3 ст.158 УК РФ составляет 3 года лишения свободы. Таким образом, окончательное наказание, назначенное Б. по правилам  ч.3 ст.69 УК РФ, не может превышать 4 лет 6 месяцев лишения свободы.

Постановлением Президиума Верховного Суда Республики Карелия наказание, назначенное Б. по ч.3 ст.69 УК РФ смягчено до 4 лет 6 месяцев лишения свободы, окончательное наказание, назначенное по ст.70 УК РФ до 5 лет 6 месяцев лишения свободы.

 

5. В соответствии с требованиями ч.2 ст.92 УК РФ несовершеннолетний осужденный может быть освобожден от наказания и помещен в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа до достижения им возраста 18 лет, но не более чем на 3 года.

 

Приговором Питкярантского суда несовершеннолетний Л. осужден по п.п.«а, б» ч.2 ст.158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы. В соответствии с ч.2 ст.92 УК РФ он освобожден от наказания и направлен в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием сроком на 1 год 6 месяцев.

Поскольку согласно ч.2 ст.92 УК РФ несовершеннолетний, осужденный к лишению свободы за совершение преступления средней тяжести, может быть освобожден судом от наказания  и помещен в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием до достижения им возраста 18 лет, что для Л. составляло не более 1 года 1 месяца 20 дней, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия приговор в отношении Л. изменила, снизила срок помещения осужденного в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа до достижения им возраста 18 лет, т.е. до 23.12.2007 года.

 

6. При назначении наказания в соответствии со ст.70 УК РФ сложение условных наказаний законом не предусмотрено.

 

            Приговором Калевальского суда Т., ранее судимый по п.«а» ч.2 ст.166 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, осужден по ч.1 ст.158 УК РФ к 1 году  месяцам лишения свободы. На основании ст.70 УК РФ по совокупности приговоров частично присоединено не отбытое наказание по предыдущему приговору и окончательно определено наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы. В соответствии со ст.73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным, определив испытательный срок 3 года.

Судебная коллегия приговор изменила, указав при этом следующее.

Суд первой инстанции назначил Т. наказание в соответствии со ст.70 УК РФ, в то время как уголовным законом сложение условных наказаний не предусмотрено.

В соответствии с п.29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ    № 40 от 11.06.1999 г. «О практике назначения судами уголовного наказания», если суд придет к выводу о необходимости сохранения условного осуждения, то в описательной части приговора должно содержаться указание на это, а в резолютивной части - что условное осуждение по первому приговору исполняется самостоятельно.

На самостоятельное исчисление испытательных сроков при повторном условном осуждении и невозможность их сложения указано и в п.п.26, 43, 47 постановления Пленума Верховного суда РФ № 2 от 11.01.2007 г.

В связи с этим из приговора в отношении Т. исключено указание на назначение наказания по совокупности приговоров на основании ст.70 УК РФ. Определено считать Т. осужденным по ч.1 ст.158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно  с испытательным сроком 3 года. Предыдущий приговор определено исполнять самостоятельно.

 

                                                    Процессуальные вопросы

 

1. Нарушения уголовно-процессуального законодательства, выразившиеся в нарушении права подсудимого на защиту, явились основанием для отмены приговора.

 

            Приговором Питкярантского суда Х. осужден по ч.2 ст.162 УК РФ к     5 годам лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Х. признан виновным в разбойном нападении на продавца магазина «Викс-4» Ш., совершенном с применением ножа.

Из материалов уголовного дела следует, что непосредственно после разбойного нападения на магазин по подозрению в его совершении были задержаны осужденный Х. и приобретший впоследствии статус свидетеля С. Обоим задержанным в качестве защитника была назначена адвокат П-на.

Х. отрицал свою причастность к разбойному нападению на продавца магазина, подозреваемый на тот момент в совершении данного преступления С. дал показания, изобличающие в совершении разбойного нападения Х. Выявив противоречие интересов Х. и С., органы предварительного следствия назначили подозреваемому С. другого защитника - адвоката П-на - мужа адвоката П-ой.

Учитывая положения ч.1 ст.49 УПК РФ интересы Х. и его адвоката     П-ой противоречат интересам С. и его адвоката П-на.

В соответствии с п.п.2 и 3 ч.1 ст.72 УПК РФ защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого, а также если он является близким родственником или родственником судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, принимавшего либо принимающего участие в производстве по данному уголовному делу, или лица, интересы которого противоречат интересам участника уголовного судопроизводства, заключившего с ним соглашение об оказании защиты.

Таким образом близкие родственные отношения между адвокатами, осуществляющими защиту лиц, интересы которых противоречат друг другу, исключали возможность одновременного участия адвокатов П-ых в производстве по уголовному делу в качестве защитников Х. и С.

Однако в нарушение требований уголовно-процессуального закона судом первой инстанции не был разрешен вопрос об обеспечении осужденного надлежащим защитником и не рассмотрен вопрос о допустимости доказательств, полученных в ходе предварительного следствия при участии адвоката, подлежащего отводу от участия в деле.

В обоснование своих выводов о виновности Х. в совершении разбойного нападения суд привел показания свидетеля С., полученные на предварительном следствии при допросе в качестве подозреваемого, в ходе очной ставки  с Х., в ходе  следственного эксперимента, где защиту его осуществлял адвокат П-н.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приговор признала несоответствующим требованиям уголовно-процессуального закона, в соответствии со ст.380 УПК РФ он был отмен, а дело направлено на новое судебное рассмотрение

 

2. Ходатайство следователя об избрании в отношении подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу подлежит удовлетворению только при наличии согласия прокурора.

 

Постановлением Пудожского суда удовлетворено ходатайство следователя об избрании в отношении Ф. меры пресечения в виде заключения под стражу.

В соответствии с ч.3 ст.108 УПК РФ ходатайство об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу возбуждается перед судом прокурором или следователем с согласия прокурора.

При этом по смыслу уголовно-процессуального закона, с учетом положений ч.5 ст.37 УПК РФ, наличие предварительного согласования на стадии возбуждения перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу не лишает прокурора права в случае установления обстоятельств, ставящих под сомнение законность и обоснованность избрания подобной меры пресечения, отказаться от поддержания ходатайства в суде, то есть отозвать свое согласие. 

         Как следует из материалов дела, прокурор первоначально дал свое согласие на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Ф., однако в суде отказался от его поддержания, посчитав, что достаточных оснований для избрания данной меры пресечения не имеется.

         Несмотря на отказ прокурора, возражения подозреваемого и его защитника, суд удовлетворил ходатайство следователя, обосновав свое решение тем, что он не связан доводами сторон о необходимости избрания или отказа в избрании меры пресечения.

         Однако в соответствии с ч.3 ст.15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования и не выступает на стороне обвинения или стороне защиты.

Удовлетворяя ходатайство следователя при наличии отказа прокурора от его поддержания, суд допустил нарушение принципа состязательности сторон, возложив на себя несвойственные ему функции обвинения, что повлияло на  принятие законного, обоснованного решения.

Постановлением Президиума Верховного Суда Республики Карелия постановление Пудожского суда отменено, производство по делу прекращено.

 

3. Решение суда о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон без согласия прокурора отменено в связи с нарушением уголовно-процессуального закона.

 

П. было предъявлено обвинение в нанесении побоев малолетней М.

Постановлением Калевальского суда уголовное дело в отношении П., прекращено на основании ст.20 УПК РФ в связи с примирением сторон.

Судом кассационной инстанции удовлетворено кассационное представление прокурора о пересмотре указанного судебного решения.

В соответствии с ч.2 ст.20 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115, 116, 129 ч.1 и 130 УКРФ, являются делами частного обвинения,  возбуждаются  не  иначе  как по  заявлению  потерпевшего  или  его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

Вместе с тем, согласно ч.4 ст.20 УПК РФ прокурор вправе возбудить уголовное дело о любом преступлении, указанном в части 2 данной статьи, и при отсутствии заявления потерпевшего, если преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами. Такие уголовные дела приобретают публичный характер и в соответствии с ч.5 ст.20 УПК РФ считаются уголовными делами публичного обвинения.

Прекращение таких дел судом  за примирением сторон не является обязанностью суда и возможно по общим правилам ст.25 УПК РФ с учетом мнения прокурора и условий, установленных ст.76 УК РФ, а не по правилам ч.2 ст.20 УПК РФ. При этом суду надлежит проверить обоснованность возбуждения дела прокурором.

Как следует из представленных материалов, уголовное дело в отношении П. по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ, было обоснованно и в соответствии с ч.4 ст.20 УПК РФ возбуждено заместителем прокурора Калевальского р-на при отсутствии заявления несовершеннолетней потерпевшей М., поскольку в силу возраста малолетняя потерпевшая не способна самостоятельно воспользоваться принадлежащими ей правами.

При таких обстоятельствах постановление суда о прекращении уголовного дела в отношении П. в связи с примирением сторон на основании ч.2 ст.20 УПК РФ противоречило положениям уголовно-процессуального закона, что в соответствии со ст.381 УПК РФ явилось основанием для его отмены.

 

4. Для возбуждения уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.285 УК РФ, установление конкретного должностного лица, допустившего злоупотребление своими полномочиями, является обязательным.

 

Постановлением Лахденпохского суда отказано в удовлетворении ходатайства об отмене постановления о возбуждении уголовного дела по ч.1 ст.285 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам постановление суда отменено в связи с нарушением уголовно-процессуального закона.

Как следует из материалов дела, уголовное дело было возбуждено по факту обнаружения признаков преступления, предусмотренного ч.1 ст.285 УК РФ, а не в отношении конкретного лица.

Делая вывод о законности и обоснованности данного постановления, суд оставил без внимания, что диспозиция ст.285 УК РФ предусматривает использование служебных полномочий вопреки интересам службы и превышение должностных полномочий конкретным должностным лицом. Таким образом, при разрешении вопроса о возбуждении уголовного дела по признакам указанного закона необходимо проверить, какую должность занимает лицо, какими полномочиями оно наделено в связи с занимаемой должностью, какие из наделенных полномочий были превышены либо использованы вопреки интересам службы, что предполагает анализ деятельности конкретного лица.

Данные обстоятельства при разрешении жалобы Ч. на действия следователя, возбудившего уголовное дело по признакам указанного преступления, судом оставлены без проверки и без оценки.

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Верховного Суда Республики Карелия

 

 


 

СОСТАВ

редакционной коллегии

(образован совместным приказом Верховного Суда Республики Карелия

и Управлением Судебного департамента в Республике Карелия

от 10 декабря 1999 года № 271/116)

 

 

 

 

Савин А.И.

-

председатель коллегии, заместитель Председателя Верховного Суда Республики Карелия

 

 

члены коллегии:

Кабанен Н.И.

-

заместитель председателя Верховного Суда Республики Карелия

Галашева И.Н.

-

судья судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия

Новоселова С.В.

-

секретарь коллегии, начальник отдела организационно-правового обеспечения деятельности судов Управления Судебного департамента в Республике Карелия

 

опубликовано 22.03.2010 17:08 (МСК)
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ


Официальный интернет-портал правовой информации

 
 

 
 
 


Электронная почта суда:

Приемная суда:


Приемная исков (ГПК РФ, КАС РФ):
 
в приемной суда, 1 этаж

понедельник - четверг с 09:00 до 12:30


Прием посетителей, обращений и документов по делам:

Экспедиция
в приемной суда, 1 этаж
Тел. (814 2) 790-350, тел./ факс (814 2) 790-345

понедельник - пятница с 09:00 до 16:00,
перерыв с 12:30 до 13:30


Прием жалоб на судебные акты по уголовным делам (УПК РФ):

Канцелярия по уголовным делам

кабинет 115, 1 этаж
Тел. (814 2) 790-346

понедельник - пятница с 09:00 до 16:00,
перерыв с 12:30 до 13:30


Прием жалоб на судебные акты по гражданским  делам (ГПК РФ):

Канцелярия по гражданским делам

кабинет 104, 1 этаж
Тел. (814 2) 790-347

Режим работы:
понедельник - пятница с 09:00 до 16:00,
перерыв: с 12:30 до 13:30


Прием жалоб на судебные акты по административным делам (КАС РФ, КоАП РФ):

Канцелярия по административным делам

кабинет 100, 1 этаж
Тел.(8142) 790-349

понедельник - пятница с 09:00 до 16:00,
перерыв с 12:30 до 13:30


Выдача запрошенных документов, предоставление устной информации о деятельности суда:

Справочная суда

1 этаж



Режим работы суда:

понедельник – четверг 09:00 – 17:15

пятница 08:30 – 16:30

перерыв 12:30 – 13:30